08 декабря Четверг1:56
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.

РУБРИКИ

Тайный мир книжкоголика

00:0027.02.2014 0 комментариев

Бабушкина дочка. Знакомство с Мадиной Омаровой (ч.1)

В Казахском государственном академическом театре драмы имени Ауэзова появилась новая для казахстанских театров (но не в мировой практике) должность — драматург. На эту должность приглашена писательница Мадина Омарова. Рассказы и повести 38-летней выпускницы филологического факультета Казахского педагогического университета имени Абая хороши даже в переводах.

00:0011.02.2014 0 комментариев

Письма черкесской нимфы. Часть вторая

В «галантном веке» были свои представления о том, что такое хорошо и что такое плохо. Кое-что выглядит настолько парадоксальным, как будто перед нами моральный кодекс жителей Луны.

00:0005.02.2014 0 комментариев

Письма «черкесской нимфы» (Часть 1)

«Здесь все, как прежде, - желудочные колики, туман, концерты, блохи, крысы и, что всего хуже, люди, но не старого закала, а совсем нового образца».

00:0031.01.2014 0 комментариев

Кэтрин Куксон: жутко уютная (ч.2)

Жизнь Кэтрин Куксон была похожа на роман – а иметь жизнь, похожую на роман, бывает очень неприятно.

00:0029.01.2014 0 комментариев

Кэтрин Куксон: жутко уютная

Кто ж не знает трех верных средств от простуды и зимней депры: чемодан, вокзал, Майорка. Ну или, положим, у мальчиков – портвейн, портвейн, портвейн, а у девочек – глинтвейн, клетчатый плед, костюмная мелодрама. Лучше всего викторианская.

00:0027.01.2014 0 комментариев

«И сердце на клочки не разорвалось»

На меня из шкафа выпал Тютчев. В двух томах, да. Из писем Тютчева хорошо выдергивать эпиграфы к жизни.

00:0023.01.2014 0 комментариев

Мария, Дора, Флора (первая любовь Чарльза Диккенса). Ч.2

Вторая часть истории отдает немного фарсом, но я твердо намерена сохранить возвышенный и печальный тон.

00:0021.01.2014 0 комментариев

Мария, Дора, Флора (первая любовь Чарльза Диккенса)

Первой любовью Чарльза Диккенса была Мария Биднелл (1810–1886), девятнадцатилетняя дочь лондонского банкира. Она играла на арфе и носила хорошенькие синие перчатки, а в остальном, в чем сходятся решительно все биографы писателя, была вполне обыкновенной девушкой, не отличавшейся ни умом, ни сердцем. Однако задание свое не провалила: сделала юного Диккенса несчастным (или, по его собственному выражению, «безнадежно счастливым») и пришпорила его амбиции так, что хватило на всю жизнь.