06 декабря Вторник11:49
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Средство от одиночества, или Рефлекс противоречия

Средство от одиночества, или Рефлекс противоречия. 
В чем бы ни обвиняли искусство молодых, даже самый отъявленный скептик признает как минимум один его очевидный плюс — смелость. 
В чем бы ни обвиняли искусство молодых, даже самый отъявленный скептик признает как минимум один его очевидный плюс — смелость. 
Про таких людей, как Суинбике Сулейменова, обычно говорят: «живет искусством». Впрочем, мало кому это удается в полной мере, но вот у Суинбике получается. Объясняется это просто: искусство во всяком его проявлении ей интересно и с теоретической и с практической точки зрения. Ее последние изыскания — необычные видеоинсталляции, которые по-хорошему заманили многих посетителей прошедшего «Арт-Феста». Поставить hi-tech на службу высоким материям — дело не из легких, но, кажется, для художницы, не менее лаконичной и эмоциональной одновременно, — это вполне посильная задача.
— Суинбике, твои работы создаются и транслируются при помощи техники. Это дань новым технологиям или желание сделать их частью искусства?
— Тут можно начать с известного выражения Маршалла Маклюэна, канадского философа: The medium is the message, то есть «Средство коммуникации является сообщением». Я обращаю внимание на все материалы, которые попадаются под руки. Мне нравится все, и тем более нравится то, что я могу использовать в работе оператора, режиссера, а когда дело доходит до монтажа, — особенно. Недавно я начала делать анимацию. Всегда хочется учиться новому, и в искусстве меня привлекает прежде всего именно такая возможность. Технологии стоят того, чтобы их воспевать, потому что они всегда захватывающе приближают человека к загадочному будущему.
— Возможно, это риторический вопрос, но есть ли в таком способе самовыражения место для импровизации, полета фантазии?
— Это самое интересное! То, что кажется на первый взгляд таким нечеловеческим и что выглядит неприступным и неподвластным корректировке, вдруг становится палитрой, и обретает душу тот момент, когда твой палец касается кнопки.
— Что тебя вдохновило на создание именно таких работ?
— Непрерывный поток визуальной информации, от которой современному человеку никуда не деться. Тогда он становится частью этого потока, и в этом есть что-то бессознательное и рефлекторное. Все, например, делают селфи.
— Такие работы попадают под категорию видеоарт или для них уже придумано иное название?
— Скорее да, чем нет. Тут уж каждый воспринимает это по-своему.
— При всем многообразии тем ты выбрала те, что посложнее: избыточная визуальность, поиск себя в медиапространстве, медитация. Почему они, а не что-то попроще?
— Проще некуда. Самое важное всегда на поверхности. Медитация здесь — как путь от обратного, от неприятия на уровне аллергического шока, вызванного переизбытком пикселей перед глазами, до того момента, когда я предлагаю расслабиться и получить от этого удовольствие.
— Ты сторонник интеллектуального искусства? Считаешь, что оно должно апеллировать только к разуму?
— Да, но как в любой хорошей вещи — должно быть все. Мой творческий процесс, как у многих, в основном заключается в изучении других художников. Мне очень нравится радоваться открытиям других, смотреть, что происходит в мире, слушать, что говорят люди. И каждый раз большего эффекта добиваются те работы (это может быть что угодно, будь то произведение искусства, музыка или фантик от конфет), которые наполнены не только холодным умом, актуальной темой, но и чувственной составляющей.
— Есть мнение, что сегодня много творений с претензией на интеллект, но мало реально интеллектуальных, это так, по-твоему?
— Конечно, есть и фейки, и подлинники. Уметь их определять и сложно, и легко. С одной стороны, для этого есть эксперты, с другой — каждый способен разглядеть настоящее.
— Как ты отличаешь реальное от псевдоискусства?
— Да очень просто: по-моему, нужно давать шанс всем, у кого хватает смелости хотя бы высказать свое мнение.
— Так ли сложно самовыразиться молодому художнику и при этом не впасть в кич или чернуху?
— Границы кича и некича все больше размываются. А что такое чернуха? Если человеку плохо, и он получает от этого удовольствие, то это может быть очень насыщенно, настолько, что становится красиво.
— В столь тесно связанной с искусством семье был ли у тебя шанс вырасти и стать кем-то другим? Врачом, например?
— Когда я была подростком, со мной случился рефлекс противоречия. Обожаю этот придуманный мной термин! Я хотела все уничтожить, терпеть не могла художников. Такое должно произойти рано или поздно с каждым, если та среда, в которой тебя воспитали, больше не устраивает. Каждому нужны свои своевременные революции. Тогда я пошла учиться на переводчика. Мне очень хотелось самой нормальной жизни, как в песне Pulp — Common People. Как будто она есть! А потом я увидела, откуда берет начало все, что я делаю и как чувствую.
— Часто ли ты сталкиваешься с непониманием близких того, что ты делаешь? И важно ли тебе вообще это?
— Непонимание преследует меня с первого столкновения с социумом, с первого класса начальной школы. Мои рефлексии зачастую про непонимание, но мы все одиноки. Искусство — вот средство от одиночества.
— Почему из всех возможных путей ты выбрала именно путь видеооператора?
— Моя специальность «Оператор кино и ТВ», потому что на съемочной площадке ближе мне были всегда именно операторы.
— То есть и амбиции, связанные с этой профессией, у тебя есть?
— Безусловно!
— Приходится ли доказывать, что девушка в этом может быть не хуже парня?
— Я создала еще одно феминистское движение из-за этого! Согласно новому проекту Эммы Уотсон, которую все знают как Гермиону из «Гарри Поттера», самое частое ущемление прав женщин связано с работой.
— Для тебя есть принципиальная разница что снимать — фильм, клип или видеоарт?
— Она, конечно, есть, но все зависит от проекта.
— Ты тесно общаешься со многими художниками, кого выделила бы как знаковых, самобытных из числа наших?
— Я тесно знакома и внимательно слежу за творчеством Сауле Сулейменовой и Куаныша Базаргалиева. Интересно работает Анвар Мусрепов.
— А как насчет молодой генерации, твоего поколения? Тебе не кажется, что подавляющее большинство все-таки традиционалисты, робеющие выходить за рамки?
— Это вопрос школы, мастера, самообразования. Всякое случается.
— Ты нередко бываешь за границей, какие принципиальные отличия в развитии современного искусства ты там наблюдаешь?
— Для того чтобы их видеть, не обязательно бывать на всех ярмарках, биеннале, выставках — спасибо Интернету. В отличиях все дело. Их очень много. Но именно отличия и делают современное искусство.
— На родине ты чувствуешь себя актуальной и востребованной?
— Скажем так: я хочу быть здесь. Я больше патриот, чем нет. Как в песне Ермека Серкебаева про Алматы. Алматы — мой центр Земли.
— Если представить, что у тебя вдруг появились возможности реализовать свой самый безумный замысел, каким бы он был?
— Сейчас мне кажется, что это был бы огромный дискошар, в котором проходили бы нон-стоп-вечеринки с аудиовизуальным контентом, инсталляциями. Такое подобие цирка. Павильон меня. Наверное, когда-нибудь я сделаю кочующее шапито и проедусь по всему Казахстану.

«В творческом процессе круче всего проходить через сложности, чтобы вдруг оказаться на ровной поляне магических навыков и какого-то нового откровения. Я не могу жить без людей, как бы я ни затворничала. Мы все живем друг для друга. А современное искусство помогает коммуникации, кроме всех классических его функций. Я пришла в этот мир благодаря родителям, они мне сказали, что каждый человек — художник и имеет право на свое мнение».

«Настоящее искусство — это голос, резонирующий пространстве времени».

Суинбике Сулейменова. Художник. Оператор. Фотограф. Видеограф.
Родилась 6 декабря 1992 года в городе Алматы.
Окончила Казахский национальный университет искусств по специальности «Оператор кино и ТВ». Мастерская Болата Сулеева и Аубакира Сулеева.
Участник множества международных художественных выставок в Кыргызстане, России, Китае, Украине, Турции, Италии, США, а также республиканских выставок:
«Весенний Арт-Салон» (2013), On Love And Other Teachers (2014), «Мы реки» (2015), Astana Art Fest 2015, Astana Art Fest 2016 и сольной выставки Forever 21 (2014 год).


04.08.2016 848
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA