08 декабря Четверг6:13
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Слово для души

Слово для души. 
Для тех хип-хоп исполнителей, которые не боятся показать свое мастерство вживую, без фонограмм и подпевок, существует уникальный проект — SLOVO, который определяет лучших.
Для тех хип-хоп исполнителей, которые не боятся показать свое мастерство вживую, без фонограмм и подпевок, существует уникальный проект — SLOVO, который определяет лучших.
Несмотря на то, что у хип-хоп-культуры корни все длиннее, а достижения все очевиднее, сказать, что ее признали окончательно, не поворачивается язык. Рэп-исполнители демонстрируют постоянно возрастающее мастерство владения словом и его подачей, стремятся привнести новое звучание и оригинальные стили, но для многих, тем не менее, продолжают оставаться недомузыкантами из подполья. В таких условиях здоровый фанатизм и преданность делу, пожалуй, одни из главных козырей у Мейрамбека Саткангулова (известного как Каракурт). Их у него в избытке. Он основатель и руководитель проекта рэп-дуэлей SLOVO, и ему есть что опровергать и доказывать личным примером.
— Хотел бы начать разговор с цитаты исполнителя Оксимирона: «Хип-хоп не был культурой тупых». Твое мнение по этому поводу?
— Я согласен. Тенденции последних лет искажают реальное положение вещей в культуре. Людям, ничего не мыслящим в рэпе, думается, что это легко: написал, зачитал, записал. Также часто слышу, что люди идут в рэп, потому что их бросили или потому что у них нет вокальных данных, чтобы заниматься серьезной музыкой. А ведь если копнуть глубже, то рэп — это наука. Нужно каждый день поглощать в сто раз больше информации. Сейчас мы живем в эпоху Интернета, где большое количество и полезной информации, и всякого хлама. Поэтому находить годный рэп все тяжелее. Шлака 13-летних детей, которые читают про то, как надо жить и любить, становится все больше.
— Какие элементы, исполнители или, может, явления дискредитируют рэп-культуру сегодня?
— Нужно учитывать, что здесь все зависит от влияния и авторитета самого исполнителя. В Америке есть Эминем, например, который взрывает мозг и на котором выросло не одно поколение бунтарей. А в России почти монополия: два-три крупных лейбла с хорошими маркетологами, менеджерами, пиарщиками. И какой бы шлак они ни выпускали, это сразу становится мемом или трендом. Рэп-индустрия по всей планете развивается километровыми шагами, меняются правила игры. Если раньше на все был один ответ: правда или ложь, то сейчас сами исполнители и их слушатели страдают горем от ума, потому ориентир правильной и изначальной рэп-музыки давно утерян, а для многих просто не актуален. Ведь нигде не написано, как делать и что делать. Все идет от тебя: ты — творец, ты — независимый автор. Многие говорят, что важна лишь самобытность. А как насчет фундамента: чувство ритма, построение добротных рифм, дикция, поведение на сцене, студийная практика? В Казахстане есть школы брейк-данса, школы диджеинга и скретча, школы граффити, а вот школы МС (рэперов) нет! Почему? Ведь все эти четыре элемента и составляют хип-хоп.
— Рэп, в том числе в Казахстане, появился точно не вчера, но до сих пор очень много противников у этого направления. В чем, по-твоему, причина неприятия?
— Пока противников у рэпа я вижу намного меньше, чем сторонников. Рэп, на мой взгляд, наоборот, очень давно и очень быстро вошел в массы как мейнстримовая реклама. Иду по улице, слышу из машин рэп, у проходящей мимо малолетки играет рэп в телефоне. Какой-нибудь Баке в кафе качается под «Баклажан». А если рэп в Казахстане не стал на официальном уровне признанным жанром, как в России, так тут все дело в менталитете организаторов и продюсеров местных. Ни один продюсер в Казахстане не возьмется за продвижение рэп-группы до уровня бой-бэндов или Кайрата Нуртаса. Во всей стране тех, кто зарабатывает на рэпе, можно по пальцам пересчитать, и в том, что они выступают и продают свою музыку, заслуга только их, а не продюсеров.
— Рэп на казахском языке сегодня развивается так же интенсивно, как и на русском?
— Рэп на казахском языке развился за последние пять лет больше, чем за всю историю существования. Если раньше подавляющее большинство казахоязычных рэперов звучало примерно одинаково, в одном ключе и в одном жанре, то сейчас появляется все больше оригинальных и самобытных современных текстовиков. На нашей студии записываются два МС, читающие на казахском, и они делают это очень круто. Думаю, они далеко пойдут.
— Ты сам занимаешься рэпом?
— Да, я читаю рэп, пишу второй альбом сейчас. Мне 27, свой первый текст я написал в 13 лет на волне прослушанных кассет Децла, «Касты», «Многоточия». Но вплотную рэпом я стал заниматься, после того как заработал воспаление почек и завязал с танцами. Благодаря рэпу я остался в хип-хопе. Мне нравятся многие поджанры и стили. Классику я и раньше делал, к андеграунд-рэперам я себя никогда не относил. Сейчас почти в каждом треке пою в припевах. Экспериментирую: больше техники, оборотов. Не люблю поднимать в треках социальные и политические темы, ибо это уже все заезженно и нудно звучит.
— Как возникла идея принести франшизу SLOVO в Казахстан?
— Из единомыслия. Мы как-то прогуливались с другом, я рассказал ему, что это дело будет иметь резонанс, что это наделает шума и разбудит тех, кто уже готов связать себя с рэпом. Мой друг до этого никогда особо не интересовался этой стороной рэпа, но он поверил мне, поддержал, и мы приступили к реализации планов на два года вперед.
— В нынешнем формате что взято из российской формы, а что добавлено своего?
— Формат в целом претерпел мало изменений. Все так же без микрофонов, без музыки. Но, помимо этого, у нас в отличие от российских филиалов принято за правило не оскорблять в выступлениях родных. Это все от менталитета идет: народ у нас горячий.
— Говорят, первый блин комом. Как у вас прошел первый сезон?
— Да уж, наш первый блин катился комом весь прошлый год. Трудностей была куча: где-то по видео не вытянули, где-то звук плохой записали, где-то участник безответственный попался. Ни судья, ни участники, ни организаторы не пробовали себя в этом формате до открытия филиала, поэтому все росло и развивалось по методу тыка.
— Каков уровень участников первого сезона? Насколько они вообще хороши в том, что делают?
— Уровень участников первого сезона в большинстве своем порадовал и удивил казахстанского зрителя и еще больше удивил и получил одобрение и уважение от наших российских коллег. За один сезон мы смогли и раскачаться, и выдать уровень, которого многие в России не достигли до сих пор.
— Тебе не хотелось занять место участника, вместо того чтобы вести?
— Нет, я считаю неправильным участвовать в турнирной таблице проекта, который я сам веду как МС и делаю как организатор, поэтому при желании состязаться я еду в другие города и участвую в аналогичных проектах.
— Как ведущий, ты можешь по выступлению сказать: пришел ли участник за славой и шумом или он пришел ради самого состязания?
— Я могу сказать так и будучи зрителем, по выпуску. Подавляющее большинство приходило к нам за шумом и за призовым фондом в 300000 тенге. Но участник, который пришел показать, кто номер один в этом рэп-баттле, и делает это ради себя, ради самодисциплины, ради того, чтобы доказать самому себе, на что способен. Он и получает все: пиар, деньги, отдачу, кучу единомышленников.
— Много ли сегодня в хип-хопе в нашей стране людей, которые реально болеют за культуру, а не за деньги?
— Я думаю, что мало кто за деньги, таких в хип-хопе нет. Хотя и тех, кто за культуру, небольшое количество. Пойти записать трек и выложить его в соцсети ради 30 лайков — это не есть вклад в хип-хоп-культуру. Потребительское отношение наносит вред как самой культуре, так и исполнителю. С меркантильными целями в хип-хопе далеко не уйдешь. Сколько энергии, денег, времени ты вкладываешь в это дело — столько и вернется, а при удаче, может, и больше. Поэтому я в плане организации хип-хоп-тусовок особо на большой заработок не надеюсь. Это больше для души, наверное.
— Что тебе дает SLOVO, помимо веселья?
— За первый год существования SLOVO.KZ я получил колоссальный опыт в организации, появилось много друзей в Казахстане и России. Много планов и идей появилось.
— Как сторонник этого формата, ты тоже недолюбливаешь Versus?
— Как сторонник формата, я уважаю и ценю Versus. Его создатель — Ресторатор — все делает правильно и на уровне. Он просто знает что делает, так как до открытия Versus он уже занимался баттлами, знал кучу исполнителей. Желаю удачи ему и здоровья его молодой семье!
— В планах развития платформы нет ли кроссоверов? Или, может, приглашений звезд SLOVO из других городов, например из Питера?
— Не так давно у нас был разговор с одним из организаторов SLOVO в Питере, говорили о возможности привезти наших МС баттлить и наоборот. Из Ростова победитель первого сезона их филиала хочет к нам уже второй год прилететь. Из Ташкента ребята нас приглашают к себе состязаться. Все эти начинания, несомненно, должны развиваться, но для этого и уровень наших участников звезд должен быть выше.
— Кого из казахстанских рэперов, пробившихся в России, ты уважаешь как исполнителей?
— Я уважаю каждого, кто взял свое именно в России, а не у нас. Хотя в Казахстане меня огорчает отношение к таким исполнителям, псевдобратство некое. Мол «этот рэпер из соседнего района, я его видел, ходит, занимается ерундой». А как исполнитель взорвет в России, сразу слышишь: «Вот он красавчик, я с ним как-то семечки на лавочке вместе щелкал, он из моего района».
— Как насчет твоих амбиций, куда они тебе велят развиваться?
— Иногда сам удивляюсь: вроде взрослее, спокойнее стал, а амбиций как у того 20-летнего пацана! Важно не перегореть. Развиваться всегда есть куда каждому из нас. Именно неудовлетворенность и неуемлемое желание создать что-то круче, выше, лучше и сильнее заставляет не останавливаться на месте, довольствуясь малым. Хочу большой частный дом, хочу съездить на родину рэпа. Попутешествовать. А вообще думаю, что через пару лет я реализуюсь в плане рэпа и тогда жизнь примет совсем другой оборот.
— В чем ты видишь свой потенциал как творческой личности?
— В идеях, которых слишком много для меня одного, я собрал единомышленников, ребят, каждый из которых силен в своем деле. Считаю своей обязанностью объединять людей, собирать, открывать в них их самих. Вот сейчас взялся заново за рисование и понимаю, что еще не «сдулся». Творческий человек, как мне кажется, должен быть творческим и в других видах искусства, во всем, в жизни в целом.
— Если бы жизнь потребовала кардинальных перемен, чем бы ты занялся и почему?
— Даже не задумывался. Кардинальные перемены в жизни часто бывали: переезды, закрытие и открытие школы танцев в Уральске. Но я никогда не сомневался, что рэп — это не мое. Из того, что я не делаю сейчас и что сделал бы в случае срочных изменений, это купил бы машину и научился водить.

Мейрамбек Саткангулов.
Он же МС Каракурт.
Организатор и руководитель проекта рэп-дуэлей «SLOVO Казахстан»
Когда-то учился на врача. Танцевал.
Сейчас занимается дизайном и 3D-моделированием.
А также выпуском брендовой одежды и звукозаписью.


31.08.2016 875
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA