08 декабря Четверг6:13
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Отъявленные соцработники

Отъявленные соцработники. 
Одиночество — фактор риска для престарелых владельцев квартир. Одинокие пенсионеры находятся под социальной опекой государства. Но среди социальных работников попадаются еще те «помощники». 
 Фото: ru.pokerstrategy.com
Одиночество — фактор риска для престарелых владельцев квартир. Одинокие пенсионеры находятся под социальной опекой государства. Но среди социальных работников попадаются еще те «помощники». 
Уголовный приговор, вынесенный на днях районным судом в Астане, читается как детектив. В нем отражена не только фабула дела, но есть еще и неожиданные повороты, позволившие довести эту историю до суда, и дополнения отдельных свидетелей, которые по-особенному характеризуют участников процесса.

Помощники смерти
Из приговора:
«В августе 2013 года подсудимой Айгуль, 1962 года рождения, занимающей должность заведующей отделением социальной помощи на дому одиноким и нетрудоспособным гражданам ГУ «Аппарат акима района Алматы», стало известно о том, что в квартире дома по улице Валиханова проживает одинокая престарелая женщина Валентина Константиновна Шейнер, нуждающаяся в социальном обслуживании.
Задавшись преступной целью на мошенничество, подсудимая направила своих подчиненных социальных работников на обследование указанной квартиры. При этом Айгуль дала им задание забрать удостоверение личности престарелой Шейнер, правоустанавливающие документы на квартиру и ключи от нее.
7 августа трое соцработников, прибыв в квартиру Шейнер по поручению начальницы, обнаружили пенсионерку лежащей на полу в прихожей дома в состоянии тяжелого обезвоживания. На место был вызван участковый инспектор полиции, представители КСК и Департамента по чрезвычайным ситуациям, которые комиссионно составили акт обследования жилищно-бытовых условий Валентины Константиновны, а потом, вызвав скорую помощь, отправили ее в больницу. Исполняя указание заведующей, работники акимата забрали ключи от входной двери, документы на квартиру и отдали их Айгуль.
На следующий день (8 августа) заведующая отделом узнала от подчиненного, что Шейнер умерла в больнице. После чего дала ему указание забрать тело умершей и похоронить, передав для этих целей деньги.
Таким образом, подсудимая организовала похороны Шейнер тайно от правоохранительных органов. Руководству акимата сведения об оставшейся без хозяйки квартире она также не сообщила. Наоборот, преследуя свои преступные цели, спустя некоторое время Айгуль вновь направила в квартиру умершей сотрудников отдела, чтобы они произвели в помещении уборку и освободили от мебели и другого имущества прежней владелицы.
После этого Айгуль вступила в предварительный сговор со своей близкой подругой Нурбакыт (1958 года рождения), которая ранее также работала в Центре социальной защиты акимата района Алматы, — обе женщины прежде входили в состав комиссии по оформлению детских пособий, а также обслуживанию и выявлению лиц, нуждающихся в социальной защите (престарелых, ветеранов войны и труда).
Айгуль передала подруге документы на квартиру Шейнер для переоформления на другое лицо с целью последующей ее продажи. При этом заведующая была твердо убеждена, что у умершей нет близких родственников. Данный факт она подтвердила в судебном заседании.
Со своей стороны Нурбакыт предложила своему племяннику Ерлику (1982 года рождения) найти доверенного человека, который бы согласился стать фиктивным покупателем квартиры умершей Шейнер для изготовления поддельного договора купли-продажи.
С этой целью Ерлик выехал в Алматы, где познакомился с неустановленными в ходе следствия лицами, которые подсказали ему, что необходимо оформить поддельный договор купли-продажи задним числом — 2008 годом. Так как в то время еще не была создана Единая нотариальная информационная система, определяющая нотариуса, регистрирующего сделку.
Вернувшись из поездки, Ерлик убедил своего друга Кайрата (с которым дружил с детства и вместе жил на съемной квартире в Астане) выступить в качестве фиктивного покупателя квартиры Шейнер, объяснив, что квартира выделяется его тете по госпрограмме от акимата Астаны. Кайрат, поверив другу, согласился, отдав ему свое удостоверение личности для оформления сделки.
Далее Ерлик с участием не установленных в ходе следствия лиц (в отношении которых материалы уголовного дела выделены в отдельное производство) изготовил поддельный договор купли-продажи квартиры между Шейнер и Кайратом, который якобы был зарегистрирован нотариусом Г. 25.09.2008 года. (Поддельность подписи нотариуса и печати на этом документе подтверждена экспертами в ходе следствия.)
5 декабря 2013 года Кайрат и Ерлик, используя фальшивый договор, зарегистрировали права на квартиру в Департаменте юстиции Астаны. При этом подсудимые Айгуль и Нурбакыт были в курсе оформления фиктивного договора и, более того, способствовали регистрации сделки через своих знакомых в ЦОНе и Департаменте юстиции.
Когда документы были готовы, Нурбакыт встретилась со своей знакомой, которую попросила помочь продать квартиру якобы родственника. Последняя согласилась и предложила купить квартиру своей родственнице, только что оформившей ипотечный заем в банке на приобретение жилья.
Айгуль и Нурбакыт заранее (через одну из своих знакомых) нашли нотариуса, с которой договорились зарегистрировать сделку о продаже квартиры. И 15.01.2014 года эта нотариус, не проверив должным образом документы, оформила договор купли-продажи квартиры Шейнер между Кайратом и покупательницей.
После продажи квартиры Айгуль, Нурбакыт, Ерлик и Кайрат, действуя в группе лиц по предварительному сговору, полученными денежными средствами распорядились по своему усмотрению.
Согласно проведенной оценке, рыночная стоимость проданной квартиры составила 10988367 тенге. Таким образом, преступными действиями подсудимых причинен материальный ущерб в особо крупном размере потерпевшей К. — воспитаннице детского дома, которая приходится внучатой племянницей умершей Шейнер».

Неожиданная наследница
Вот это номер! О существовании этой родственницы, живущей в Степногорске, Айгуль ничего не знала. И ее появление могло засветить всю аферу с продажей квартиры. Как повела себя Айгуль в этой ситуации?
Из приговора:
«В судебном заседании потерпевшая К. сообщила, что об обстоятельствах смерти бабушки узнала от председателя КСК. Он же сказал ей, что документы на квартиру находятся у работников акимата.
После чего потерпевшая обратилась к Айгуль, которая, как выяснилось, организовала похороны умершей. Однако заведующая отделом отказалась выдать документы на квартиру, отсылая К. к своим подчиненным. К. оставила Айгуль номер своего сотового телефона, попросив, как только выяснится, сообщить судьбу документов, так как в доме ее бабушки уже проживали другие люди.
После этого потерпевшей стали поступать звонки от неизвестных лиц, которые назначили ей встречу в районе ТД «Жаннур». На этой встрече незнакомые люди рассказали К., что Айгуль дала им указание убрать ее, за что обещала заплатить. Позже они назначили вторую встречу в районе вокзала, на которую потерпевшая не поехала и, боясь за свою жизнь и здоровье, обратилась в полицию.
По утверждению потерпевшей, в период следствия Ерлик приезжал к ней в Степногорск и предлагал свою автомашину и ноутбук взамен отзыва заявления.
Она считает, что ее, как воспитанницу детского дома, подсудимые лишили права на жилье, поэтому просит суд наказать их строго в соответствии с законом».

Пропавший ветеран
Можно было бы не поверить словам детдомовской воспитанницы по части «кровожадных» намерений почтенной Айгуль. Если б не еще одна запись в приговоре:
«Личность подсудимой Айгуль можно также характеризовать из показаний свидетельницы М., данных в суде.
По ее утверждению, она впервые увидела Айгуль в 2009 году, поскольку была близко знакома с ветераном войны Г. Пиядиш, которому, как участнику ВОВ, была выделена двухкомнатная квартира. Соцработник Айгуль, пообещав ветерану сделать ремонт в старой квартире, где тот проживал, забрала его удостоверение личности, а в новую (выделенную ему) квартиру поселила свою дочку вместе с семьей.
В тот период Г. Пиядиш на три дня пропал без вести. Узнав об этом, М. обратилась к Айгуль, которая заверила, что ветерана увезли куда-то на лечение. Не поверив ей, М. решила обратиться в полицию, о чем сообщила Айгуль. Лишь после этого Г. Пиядиш вернулся домой и рассказал, что его держали в каком-то загородном помещении без мебели, спал он на топчане, и кормили его один раз в день.
После этого М. по просьбе Г. Пиядиша обратилась в Департамент жилья, добилась получения документов на выделенную ветерану квартиру и выселение из нее семьи дочери Айгуль. Которые прожили там около года и даже не заплатили за коммунальные услуги».

Нуждающиеся в улучшении
Оказавшись под следствием, Айгуль всеми силами пыталась сохранить лицо добропорядочного человека. По признанию Ерлика, Айгуль с Нурбакыт усиленно уговаривали его всю вину взять на себя. Он не захотел.
Подсудимые пробовали откупиться и от потерпевшей, передав ей деньги. Однако мириться до конца та не захотела.
В суде Айгуль свою вину полностью отрицала и валила на подружку Нурбакыт, уверяя, что отдала ей документы на квартиру Шейнер, желая помочь в улучшении жилищных условий.
А Нурбакыт созналась, что поддельный договор изготовил в Алматы ее племянник Ерлик, которому после продажи квартиры досталось 18000 долларов США. Его приятель Кайрат за участие получил 150000 тенге. Айгуль она передала 3500 долларов США и свой земельный участок, остальные деньги забрала себе. Просила суд не лишать ее свободы.
В апреле 2016 года Алматинский районный суд № 2 Астаны приговорил всех четверых участников квартирной аферы к пяти годам лишения свободы. Кайрат получил условный срок, остальные будут отбывать наказание в колонии общего режима.
Обратите внимание, не появись в этой истории дотошная наследница квартиры, вся сделка осталась бы незамеченной. А значит, нет никакой уверенности, что подобный случай — единичный.


01.07.2016 1188
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA