08 декабря Четверг6:05
Астана
°C
Текущий номер
№ 47 Пятница
02.12.2016 г.
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях
Спасибо, я уже в группе

Чудесное превращение трудного подростка в звезду экрана

Чудесное превращение трудного подростка в звезду экрана . 
Казахстанский киноактер Санжар Мадиев приглашен на работу в один из театров Лос-Анджелеса.
 Фото: www.voxpopuli.kz
Казахстанский киноактер Санжар Мадиев приглашен на работу в один из театров Лос-Анджелеса.
Перед тем как попасть туда, он выиграл конкурс на повышение актерской квалификации среди пяти тысяч англоговорящих с рождения конкурентов. В рамках трехнедельной программы обучения ему была предоставлена возможность познакомиться с голливудскими агентами и играть в американском театре Sky light («Небесный свет»).
Сейчас Санжар собирает документы для рабочей визы в США. Актер уверен, что чем больше человек знает языков, тем больше дверей перед ним откроется. Вот и англоязычный сайт, предлагающий принять участие в конкурсе актерам со всего мира, он увидел совершенно случайно.
Кроме казахского и русского, Санжар свободно владеет английским, французским и немецким. Нередко бывает так, что в актерских кастингах на участие в зарубежном проекте чаша весов перевешивает в его сторону только из-за этого. За плечами актера уже есть несколько англоязычных картин. Это снятая в Америке узбекским режиссером Баходыром Юлдашевым лента «Ангел смерти» и отечественная картина «Дорога домой» Рашида Сулейменова, где актер играет молодого биолога, получившего образование за рубежом. Сейчас на стадии переговоров находится проект, где требуется знание французского.

Потом был язык
Глядя на респектабельного молодого актера, трудно поверить, что он в подростковые годы едва не влился в ряды уличной шпаны. Был, что называется, оторви и выбрось.
— В 1990-х годах, на которые пришлись мои школьные годы, наша семья кочевала с одной съемной квартиры на другую, и это, видимо, наложило на меня отпечаток, — рассказывает актер. — Я поменял три школы. Когда пришел в школу с французским уклоном, меня сначала отправили в класс для отсталых, через неделю перевели к продвинутым, но я уже успел спеться с местными бандитами, и мне не оставалось ничего другого, как мирить стороны. Третья школа была очень строгой: черный низ, белый верх и обязательно галстук. Обучение, начиная с первого класса, шло сразу на четырех языках: английском, французском, казахском и русском. Чтобы меня взяли в эту школу, мама пожертвовала своей карьерой. Вузовский преподаватель, она пошла туда рядовым учителем английского.
В общем, подростком я был трудным. Пренебрегая заведенными в школе правилами, перессорился с учителями, завучем, директором. На меня завели отдельный дневник, куда записывали все мои проступки за день. Сегодня, конечно, с тем драчливым, агрессивным подростком у меня нет ничего общего, но тогда я дерзил так, что уши вяли. Нет, трехэтажного мата, конечно, не было, но как-то я сказал всему педсовету: «Да идите вы подальше». Учителя не оставались в долгу: заставляли мыть полы, песочили на всех собраниях, родителей постоянно вызывали в школу. Они, к счастью, были на моей стороне. Правда, дома доставалось от них по первое число, но этого никто не видел.
Как это часто бывает, я повзрослел за одно лето. В десятый класс пришел уже не мальчик, а молодой мужчина, который, наконец, научился отдавать отчет своим поступкам. И отношение учителей ко мне (спасибо им за это) мгновенно изменилось, и у меня словно крылья расправились. К этому времени я уже всерьез увлекся изучением иностранных языков. В девятом классе пошел самостоятельно учить немецкий в Гете-институте. Благодаря базовому английскому он у меня пошел очень легко. К окончанию школы я уже смотрел зарубежные фильмы без субтитров и читал книги в оригинале на английском, французском и немецком. Это намного интереснее, потому что в любом языке есть то, что невозможно отразить в переводе. Еще в те годы мне нравилось ходить на всякие ярмарки по обучению языкам, где меня подсаживали то к австралийцам, то к американцам, то к англичанам. От того, что я их всех мог переводить, несмотря на разницу диалектов, надолго оставалось ощущение радости и приподнятого настроения.

Несостоявшийся банкир
Актером Санжар стал не сразу. После школы он поступил на экономический факультет КазНУ имени Аль-Фараби.
— Это был осознанный выбор, — говорит он. — Я заметил, что многие актеры стараются уже в зрелом возрасте получить вторую, более стабильную профессию, но обучение чаще всего идет поверхностно. А я решил вначале получить фундаментальное экономическое образование, а потом уже заняться тем, к чему лежит душа. После трехмесячной практики в одном международном банке его руководство официально пригласило меня на работу с гарантией непрерывного служебного роста. Но мысль о том, что я должен приходить туда каждый день в костюме и галстуке и вообще вся моя жизнь отныне будет проходить по графику, страшно удручала. В тот момент я как раз начал изучать экономическую психологию Роберта Кийосаки, в частности его бестселлер «Богатый папа, бедный папа». В одной из глав прочитал, что если тебе твоя работа не нравится, но ты туда продолжаешь ходить, то, занимая чужое место, создаешь проблемы человеку, который будет успешнее тебя.
Нет, я знал свою работу, уже наработал свой круг клиентов, но в один прекрасный момент, не имея впереди каких-то ясных перспектив, сказал друзьям-банкирам: «Все, ребята, я ухожу». Написал заявление и… поступил на вечернее отделение магистратуры Нархоза. И только потом задумался: а чем я буду заниматься с восьми утра до шести вечера? Моя мудрая мама, видя мои мучения, однажды как бы невзначай предложила: «А почему бы тебе не поступить в Академию искусств?» Я ухватился за эту мысль. В академию прибежал в самый последний день сдачи документов. К своему удивлению, сдал вступительные экзамены на режиссерский факультет на отлично.
Благодаря внешности у Санжара нет отбоя от режиссеров. Однако широкому зрителю он стал известен, после того как сыграл прожигателя жизни — сына богатого отца — в фильме Фархата Шарипова «Сказ о розовом зайце».
— Я списал свой персонаж с разных людей, — продолжает Санжар. — Общался с ними, изучал их привычки, перенимал манеры. До этого проштудировал не одну книжку по актерскому мастерству и придумал свою схему вхождения в образ: черчу таблицу, где расписываю свой персонаж от и до. До сына богатого папы я так входил в образы своих героев в фильмах «Айша», «Город мечты» и «Обратная сторона». Там я играл положительных парней. Но, как говорят в Голливуде, 90 процентов успеха в хорошем фильме зависит от хорошего отрицательного героя. Как только мне предложили роль в «Сказе о розовом зайце», я сразу ухватился за нее. Один мой знакомый организовал встречу со своим другом — представителем золотой молодежи. Тот не то что скрывал, а даже гордился, что большинство из его окружения, в том числе и он, употребляют наркотики. Кокаин для них своего рода дресс-код, позволяющий узнавать своих. Людей вне своего круга они воспринимают как сплошную серую массу. «Мы можем позволить себе все. Вы все для нас низшая раса», — с презрением глядя на меня, заявил парень.
Когда я взялся играть одного из таких, как он, то сам не заметил, как полюбил своего героя, и мне захотелось вдруг оправдать его. Он ведь не родился подонком, его сделали таким. Режиссер разрешал экспериментировать, и я придумал небольшое прошлое своему персонажу. Этот парень рос без матери. Отец, работая днем и ночью, пытается недостаток родительского внимания компенсировать дорогими подарками и тем самым лишает сына будущего: деньги и одиночество погубили парня.
Но вернемся к теме образования
Надо ли говорить, что успешный актер Санжар Мадиев, в чьей карьере немаловажную роль играет отличное знание иностранных языков, — ярый сторонник введения в школах нашей страны трехъязычия.
— Не отрицаю: у ребенка, которого сразу начали обучать нескольким языкам, в голове на первых порах будет мешанина, — признается актер. — Я, например, говорил в раннем детстве на смеси казахского и русского, думая, что это один язык. Но в сознательном возрасте на всех языках, которым меня учили дома и в школе, заговорил абсолютно свободно, не смешивая их. Единственное, что я пожелал бы тем, кто внедряет трехъязычие, — подойти к этому грамотно. То есть выстроить график учебы так, чтобы ребенок не был перегружен ненужной информацией. Возможно, успешное обучение на нескольких языках в лингвистической гимназии № 25, которую я заканчивал, происходило именно потому, что там не было лишних предметов. По крайней мере, так было в мои школьные годы.


05.08.2016 1061
Еще материалы:
Оставить комментарий
CAPTCHA